В 90-е годы она собирала стадионы – как в родной Украине, так и в России. Яркая, разудалая певица Руся (по паспорту – Ирина Порывай) как две капли воды была похожа на родную сестру Наташу Королеву.

Было время, они выступали и вдвоем – прокатились с гастролями с программой «Две сестры» по всем городам и весям. Никто из зрителей не подозревал, что дома Иру ждал больной сын. И все многочисленные концерты были нужны только для того, чтобы оплатить его дорогостоящее лечение. А потом Руся неожиданно исчезла…

До того как на российской эстраде взошла звезда под именем Наташа Королева, ее старшая сестра Ирина Порывай уже была известной на Украине певицей, выступавшей под псевдонимом Руся. Сценическое имя (сокращенное от Ируся) ей придумал муж Константин Осауленко, являвшийся ее продюсером и автором всех хитов.

— Наташу я даже знаю дольше, чем Иру, – рассказал “ЭГ” Константин. – Это было в 1985 году, мы работали в Киеве с композитором Володей Быстряковым (он написал для Валерия Леонтьева хит «Куда уехал цирк»). К Владимиру обратилась его бывшая одноклассница Людмила Порывай с просьбой помочь раскрутиться своей поющей дочке, 12-летней Наташе. Так мы все познакомились. А с Ириной я встретился годом позже: мы поехали в Сочи зарабатывать деньги – играть на танцах.

Я со своим ансамблем, а Людмила прихватила дочерей. Помню, я предложил Ире тоже исполнить пару песен – она гордо ответила: «Отчего бы и не попеть?» И случилась у меня самая настоящая любовь с первого взгляда. На всю жизнь.

Счастье Ирины и Константина казалось безоблачным. Они поженились, их совместное творчество стало приносить плоды – популярность росла. Через два года после знакомства родился сын Володя. К сожалению, у мальчика был страшный врожденный недуг – детский церебральный паралич. На его лечение требовались серьезные деньги. Руся выжимала из своей популярности все, что могла: давала по несколько концертов в день. В 1991 году Ирину и Константина пригласили в Канаду записать первый альбом. Они ухватились за этот шанс вывезти ребенка за границу и показать иностранным врачам.

— В Канаде очень большая украинская диаспора, – рассказывает Константин. – Там есть компания, которая всячески продвигает украинскую культуру в США и Канаде. Ее сотрудники предложили полностью проспонсировать наш первый альбом. Нам надо было на что-то существовать, и мы начали искать работу. Не знаю, как сейчас, но в 92-м году за кордоном устроиться было тяжело. В конце концов приняли предложение поработать в Торонто в украинском клубе – это что-то типа сообщества земляков и эмигрантов. Выступали каждые выходные. В итоге застряли там на целых семь лет.

Справиться с болезнью Володи иностранные медики тоже не смогли. Канадская диаспора дала деньги на раскрутку лишь на первое время, вскоре они закончились. У Ирины началась паника – за что ей все это? Такое ощущение, что сглазили.

Чтобы заработать на лечение сына, она начала давать частные уроки игры на фортепиано. Особого дохода это не приносило. На супругов одна за другой посыпались неудачи, в двери «постучала» настоящая нищета. И тут Русе неожиданно предложили поработать по профессии – дирижером в храме Святого Андрея в Торонто, принадлежащем Украинской православной церкви.

— Мы все ортодоксы, – говорит муж Ирины. – Крещеные христиане. Естественно, чтобы работать в церкви, надо быть глубоко верующим. Ира согласилась. Она руководила большим хором, потом работала на службах, свадьбах, похоронах, поминках – на всех обрядах.

Служители церкви видели, что женщину что-то беспокоит, но не спрашивали, понимали, если нужно – расскажет сама. И тут случилось то, чего они так боялись.

— К сожалению, наш мальчик умер, – с дрожью в голосе вспоминает Константин. – Ему было 11 лет. Не хочу вдаваться в подробности, но шансов у него практически не было. Ире до сих пор тяжело на эту тему говорить. Но это часть жизни. В общем-то, и канадский период поэтому закончился…

Для Ирины жизнь остановилась. Все чаще она проводила время в церкви. Пастор Джордж Хнатив призывал терпеть и не отчаиваться. Ира не хотела.

— Ведь это была не первая трагедия в семье, – рассказывает Константин. – Наш сын умер в 1999 году, а за шесть лет до этого скончался от рака отец жены. Ее мама, овдовев, осталась одна в Киеве. Ей было тяжело и одиноко. Хорошо, поддерживал Игорь Николаев, который тогда еще жил с Наташей Королевой. Он предложил Людмиле Ивановне поехать в Майами – ухаживать за его дочкой Юлей: девочка училась там в Академии искусств. Люда переехала, живет в Штатах до сих пор и даже вышла замуж за русского бизнесмена Игоря Альперина. Когда мы потеряли ребенка, она нас позвала к себе.

Первое время после смерти сына Ирину не могли вернуть к жизни ни мама, ни муж, ни сестра Наташа. Утешение она обрела в Боге. В Голливуде нашлась украинская церковь – подворье монастыря. Женщина ходила на все службы, а потом устроилась на работу.

— Да, я знаю, что Руся «ударилась» в веру, – говорит подруга семьи еще с киевских времен Лариса Мельник. – Она дает ей особую умиротворенность и спокойствие.

Константин и Ирина долго не могли решиться опять завести детей. Но сегодня у них двое чудесных ребятишек – сын Матвей шести лет и 4-летняя дочка София.

— Решили завести детей уже в более зрелом возрасте, – делится Константин. – Кстати, Игорь Николаев, с которым мы близко дружим, – крестный нашего мальчишки.

— Мы с дочкой затеяли в Америке совместный бизнес – открыли музыкальную школу, – с гордостью рассказала мне Людмила Ивановна. – Отбирали самых одаренных детей.

Сегодня вот уже десять лет, как сестра Наташи Королевой обосновалась в США. Она немного располнела, но все еще мечтает о сцене.

— Русю до сих пор помнят поклонники, – говорит Константин. – В прошлом году по их многочисленным просьбам мы сделали пластинку. В этот Новый год записали еще две песни – церковные рождественские гимны. К сожалению, проект «Руся» не приносит дохода – это хобби. Поэтому я продюсирую и других исполнителей. Зарабатывать-то надо.

— Видимо, всему свое время, – говорит о сестре Наташа Королева. – Я верю, что у Иры с Божьей помощью все сложится так, как она мечтает.

Источник: muzmania.com

Похожие записи: