Рэпер Сергей Пархоменко (он же Серега) рассказал о том, почему белорусы опаснее чеченцев и при каких обстоятельствах готов встретиться с Михалком на ринге.

Эксклюзивное интервью с музыкантом публикует газета «Салідарнасць» .

— Сергей, на прошлой неделе вы созвали целую пресс-конференцию, чтобы защитить своих друзей из клуба «Чинук», в помещении которого начался капитальный ремонт…

— Этот клуб как раз-таки в защите не нуждается. Ему нужно внимание. К сожалению, ребята, которые тренируются в «Чинуке», принесли нашей стране огромное количество медалей на чемпионатах мира и на сегодня являются законодателями мод в мировом тайском боксе, очень скромны.

В нашей стране принято уделять львиное внимание олимпийским видам спорта. В этом есть резон, но давайте посмотрим: а адекватно ли это внимание тем успехам, которыми могут похвастать белорусские спортсмены на международной арене?

А ребята из «Чинука» тренируются в подвале средней школы номер 115 по улице Кедышко и, как бойцов, их боится весь мир. Они долгое время не говорили о себе и тихо делали свою работу — трудную и кровавую. Они выигрывали чемпионские пояса для страны и охраняли Первомайский район от хулиганов, пропагандируя тем самым здоровый образ жизни.

— Как отменно укладываются ваши высказывания о скромности наших чемпионов в распространенное уже мнение о белорусах как о абсолютно толерантных людях…

— Это самом деле так — среди всех славянских народов белорусы, как мне кажется, обладают самой позитивной аурой. У них много добродетелей, и одна из них, как ни странно — это способность воевать. Смирение, направленное на созидание. Ученик, благоговейно внимающий советам тренера, чтобы в урочный час продемонстрировать свое умение в бою.

Я с удовольствием констатирую тот факт, что одними из самых опасных и жестких тайских боксеров в мире (да и вообще бойцов) являются белорусы. Это даже не выходцы из кавказских республик и не чеченцы, которые в силу своей клановости в массовом сознании считаются очень грозной силой. На самом деле добродетельный и застенчивый белорус, выходя на бой, заставляет любого поверить в то, что он непобедим.

— Думаю, что соотечественники опять-таки застенчиво улыбнутся, вспомнив распространенную в наших краях аналогию с киевским Майданом. Мол, белорусы ни в жизнь и ни по какому поводу не соберутся в таком количестве. Неохота связываться…

— Я слышал другие разговоры — о том, что люди активно выражают свое мнение — вне зависимости от их количества. Что из этого получается — тема другого разговора.

Но сравнивать ситуации в Украине и Беларуси и делать на основании этого какие-то выводы о ментальности наций, я бы не стал. Если вы намекаете на ситуацию 2004 года, то я был в Украине в это время, и мне показалось, что очень многое было срежиссировано. И последующие события подтвердили правоту этого вывода. Тот флаг, под которым люди стоили на Майдане сегодня низложен, и многие из тех людей, которые участвовали в оранжевой революции уже изменили свое к ней отношение.

А режиссерами выступали люди из-за океана, не имевшие никакого права вмешиваться во внутреннюю политику другой страны. У них такая стратегия и тактика — они сидят в конгрессе и обсуждают, сколько денег надо выделить на оранжевую революцию в какой-то маленькой стране. Они привыкли вести войны не на своей территории. Но опять же это тема не для этого интервью…

— Если мы уж заговорили о режиссерах, то один из них перед нами. Рэпер Серега как-то сказал о том, что сольная карьера теперь его в принципе не интересует. Он занялся продюсированием других артистов. Чего тут больше — желания попробовать себя на ином поприще или разочарование в самой философии уличной песни, когда его поклонники не поддержали благотворительный проект под названием «Дети улиц»? Очень мало людей оказалось готово за деньги скачать песни Сереги из инета, чтобы помочь детям, нуждающимся в тепле и поддержке.

— Это был разовый проект, в котором мы собирались протестировать потенциал аудитории, слушающей рэп-музыку. И убедились, что эти люди не готовы к такому вот социальному поступку и, в конечном итоге, своя рубашка всегда оказывается ближе к телу.

Многие вообще не верят в то, что общими усилиями можно сделать какое-то благое дело. И я сам уже не верю, и тысячу раз подумаю, прежде чем вложить деньги в подобный проект. Хотя точечную помощь — когда ты знаешь, кому конкретно и сколько, — я только приветствую.

— Когда вы в последний раз совершали добрый поступок?

— Да буквально вчера — в магазине… Но об этом не надо писать. Каждый человек на самом деле попадает в десятки ситуаций, где можно повести себя красиво и благородно, как настоящий мужчина, а можно просто сделать рожу клином и пройти мимо.

Что касается конкретно меня, то почти все проекты, которые я поддерживаю, являются дотационными. Я просто тупо вкладываю деньги в людей, которые, как считаю, этого заслужили.

— Как вы решаете, в кого именно стоит вложить деньги, а кого послать гулять мимо?

— В данный момент я ни за кого бы не взялся, потому что шоу-бизнес теперь не готов к каким-то новым проектам. Пока лучше переждать.

Сейчас скажу важную вещь — сегодня талантливому музыканту легче пробиться, чем раньше. Есть средство передвижения, доступное любому таланту, — это Интернет. Так что я не очень нужен — могу лишь дать совет, прочитать какие-то лекции.

Так и получается: «В контакте» общаюсь с огромным количеством людей. Конечно, отвечаю не каждому, вопросов глупых много задают. Но, когда среди них встречаются умные, я мимо не прохожу. Даю профессиональные советы — как правило, они довольно жесткие. Если вижу, что человек не готов, то рекомендую ему заняться другим делом.

— А бывают приступы разочарования в людях, когда хочется от всех закрыться и куда-нибудь уехать?

— Чем больше разочаровываешься в одних людях, тем чаще тебе встречаются другие, которые помогают поддерживать любовь к жизни. Есть много достойных и интересных людей, с которыми хочется общаться и с кого хочется брать пример.

— Ну, например…

— Сергей Иванович — неоднократный чемпион мира по тайскому боксу. Он может взахлеб рассказывать о боевых искусствах. Он говорит такие вещи, что я иногда жалею, что не ношу с собой диктофон. Для кого-то это просто красивые слова, а для меня это знание, которое мастер добыл за годы тренировок и боев с лучшими бойцами мира.

— Известно, что Сергей Иванович является одним из инициаторов проекта «Рубаха — парень», придуманного еще задолго до его аналога на российском ТВ (в «Короле ринга» Серега принимал самое непосредственное участие – «Салідарнасць»). Как считаете, белорусскому зрителю будет интересно наблюдать боксерские бои в исполнении отечественных политиков, звезд шоу-бизнеса, спорта и т.д.?

— Думаю, что обывателю было бы интересно посмотреть, как поведут себя какие-то известные люди в экстремальных условиях.

— Почему-то кажется, что в финале должны были бы сойтись главные любители боевых искусств: 2 Сереги — Михалок и Пархоменко.

— Я в отличие от Сережи уже пробовал, что это такое. Если он дойдет до финала, то я с удовольствием бы там с ним встретился.

На самом деле я очень уважаю Михалка, и он об этом знает. Мы общались еще тогда, когда никто не знал, что в Гомеле есть такой Серега. Я с большим интересом наблюдаю за новым витком его творчества и ничего, кроме приятных слов, сказать о Михалке не могу.

— Что вас подхлестывает в желании идти вперед и не останавливаться на достигнутом?

— Теория большого взрыва. Почему мы разлетаемся в стороны, почему мы хотим большего, боремся за расстояния и дальние дистанции? Я просто хочу быть тем, кто я есть и делать то, что должно.

— Нам казалось, что в качестве двигателя вы активно используете женщин.

— Они могут как тормозить, так и подхлестывать. Это натуральный допинг.

— Певица Ри — красивая и сексуальная девушка, обладающая отменными вокальными данными — тоже принадлежит к числу стимуляторов?

— Между мной и Ри никогда не было отношений, мы дружим. В моей практике еще не имелось случаев, когда я бы раскручивал любимую девушку.

— Кстати, почему?

— Иначе нарушается определенная субординация. Все-таки продюсер — это человек, имеющий право сказать «нет», и на него никто не обидится. И в ином случае уже не можешь быть садовником, который подстригает, — ты можешь только поливать.

— Имидж Ри — «Майи каменных джунглей», как я понимаю, придуман именно вами.

— Образ продиктовала сама сущность девушки. Она и в жизни такая — хрупкая, красивая, но вместе с тем обладающая железной волей. Ри умеет влюблять в себя окружающих.

— Вы довольны тем, как продвигается ее карьера?

— Не совсем. Сейчас такой сложный период для всех — и для звезд и для новичков, что движения почти нет.

— Ускорение можно придать любому движению — были бы деньги…

— Это один из способов продвижения — самых ненадежных и недолговечных. Однажды попав в категорию платного артиста, ты вынужден будешь всегда в ней пребывать. Есть куча всяких известных проектов, которые так никогда и не окупились.

Вот я недавно прочитал признание продюсера Алсу, что этот проект убыточен и никогда не отобьет вложенных в него денег. Тоже самое я слышал и про Диму Билана. Просто люди играются в это, нравится им…

— Приходится ли продюсеру Сереге чем-то поступаться, общаясь с сильными мира сего в шоу-бизнесе?

— Ни в коем случае — нет у меня этого комплекса, и вообще его быть не должно. На самом деле Москву завоевывают провинциалы.

Между прочим, белорусская диаспора чувствует себя там очень уверенно. Артисты, которые живут в белокаменной, тянутся друг к другу. Происходит своеобразное объединение. И я принимаю в этом самое активное участие.

— Каким образом?

— Это происходит на энергетическом уровне. Я обращаю внимание на людей из Беларуси — стараюсь помогать им любым образом.

— Чем можно помочь Диме Колдуну?

— Ну, надо, чтобы для начала он просто нашел время для разговора (улыбается)

— О таком продюсере мечтает огромное количество белорусских артистов…

— Я неинтересен как продюсер. Я могу дать совет, как человек, обладающий определенным опытом и знаниями. У продюсеров сегодня нет денег. А если нет денег, то зачем нужны продюсеры?

— Не скажите, в Беларуси многие представители эстрады без продюсера и шага не ступят. Кто ими управлять-то будет?

— Ну, если они не могут без управленцев, то, может, им не нужно быть артистами? Если ты жалуешься на недостаточное количество концертов и свою невостребованность телевизионными и FM-эфирами, то может, стоит поменять профессию? Стране нужны продавцы, дворники улицу подметать…

— А разве может звезда подметать улицу?

— А Цою не западло было в кочегарке работать? Мамонов, говорят, во время дефолта в метро зарабатывал. Так это ж глыбы!

— Вы следите за отечественной попсой?

— Нет, но я рад, что здесь есть закон о 75% белорусской музыки в эфире. Если бы в России приняли аналогичный закон, то мне было бы гораздо легче.

— Мы слышали изумительную историю о том, как вы за один вечер успели на два концерта, в Брест и Москву, из-за чего вам пришлось нанять чартер стоимостью в 18 тысяч долларов… Какой был в этом смысл: ведь гонорар в Беларуси был явно ниже потраченной на самолет суммы…

— В этот момент у меня менялись администраторы, и так получилось, что один не сказал другому об уже запланированном выступлении. Поэтому пришлось потратить деньги для того, чтобы сдержать данное ранее слово. Иначе могла пострадать моя деловая репутация.

Ее завоевывают годами, а потерять можно за один день — благодаря такому вот казусу. Я не хочу, чтобы меня кто-то считал ненадежным человеком.

— Как думаете, почему белорусские исполнители крайне боязливо выезжают за пределы синеокой, считая, что для завоевания Москвы и разных прочих мест необходимо иметь в кубышке не менее миллиона долларов.

— Люди просто не верят в свои силы. Они ждут чего-то от окружающих, от каких-то внешних факторов, которые должны случиться, но это довольно неперспективная затея, на мой взгляд.

Хотя, конечно, одного желания тоже мало. Необходим талант и произведенный тобой продукт.

— Сдается, вы вообще ничего боитесь. Предложи сейчас Сереге перелет на Северный Ледовитый океан и вы, ничтоже сумняшеся, начнете собирать вещи…

— Кстати, это действительно одно из моих желаний. Я бы хотел побывать там посредством атомохода «Ленин». Туда есть экскурсии, но ездят почему-то исключительно японцы. Может, потому что недешево стоит?

— Когда наша страна решит совершить большой скачок согласно теории большого взрыва, чем будет ей полезен Серега?

— Безусловно, я — патриот своей родины и…

— Ну, вот если вам позвонят, скажем, из какой-нибудь федерации — спорт у нас сейчас на подъеме — и попросят написать задорную песню, то какой прайс вы им обнародуете?

— А Михалку они уже звонили?

— Мы им посоветуем начать с вас…

— Я их попрошу проспонсировать покупку нового оборудования для боксерского зала спортивного клуба «Чинук».

— Сколько это стоит?

— Порядка 50 тысяч долларов.

— Тогда они позвонят Михалку.

— Так поэтому я же и спрашивал у вас в самом начале, звонили ли они Сереже (смеется)…

Спустя несколько минут Серега уже солировал на пресс-конференции «Чинука», мгновенно оказавшись в центре внимания с идеей проведения телевизионного шоу «Рубаха — парень». Он даже успел организовать из присутствующих репортеров оргкомитет и пообещал в грядущий понедельник обойти все отечественные телеканалы на предмет более детального разговора о турнире, который грозит стать хитом сезона хотя бы потому, что известным белорусам действительно может представиться уникальный шанс показать друг другу свое истинное лицо…

Журналисты на все лады обсуждали перспективу нового проекта, а Серега улыбался одними кончиками губ. И нам казалось, что идею этого шоу он решил реанимировать прямо на наших глазах — только лишь затем, чтобы помочь стеснительным землякам сделать свою жизнь веселей и интересней. Как в Москве, ну или хотя бы на худой конец, как в Киеве.

Пожалуй, он действительно умеет давать ценные советы…

Источник: www.charter97.org

Похожие записи: