Максим рассказал, как болел за олимпийцев в Канаде и за любимую женщину — в Германии

«Тайны звезд»: — Вы, Максим, смотрели фильм «Сонечка против Аллочки»?

Максим Галкин: — Это смешной фильм. Потому что этому мифическому конфликту Пугачевой с Ротару — 30 лет, а телевидение все делает на нем рейтинги. Никакой войны между Пугачевой и Ротару нет!

«Т. З.»: — Они всегда дружили?

М. Г.: — Они никогда близко, наверно, не дружили. Но всегда нормально общались. Это психология людей такая — придумывать, сталкивать лбами…

Алла для меня всегда номер один!

«Т. З.»: — Ну, фильм-то сделан нормально…

М. Г.: — Какой там нормально, если всё высосано из пальца?

«Т. З.»: — Но там было СМС-голосование. Народ выбирал: «Сонечка или Аллочка?»

М. Г.: — Это бред сивой кобылы. Потому что голосовать можно за политиков и колбасу. А сравнивать творческих людей — дело неблагодарное. Давайте устроим голосование: кто круче — Пушкин или Достоевский?

«Т. З.»: — Думаю, победит Пушкин...

М. Г.: — Но будет ли это объективно?

«Т. З.»: — Однако народ проголосовал! 22 670 человек! И 66 процентов — за Ротару.

М. Г.: — Да на здоровье! Господи! Мне совершенно все равно. Потому что кто там голосовал и как — это все на совести НТВ.

«Т. З.»: — То есть вы этим цифрам не доверяете?

М. Г.: — Изначально некорректно поставлен вопрос. Если бы НТВ устроило голосование: кто круче — Путин или Медведев, — это было бы актуально, интересно и смело! А за артиста есть только одна форма голосования — когда зритель идет в кассу и покупает билет. И вот я был на концерте Аллы в Дюссельдорфе. Я такое количество зрителей в Германии ни на одном концерте ни одного советского, российского артиста не видел. В Дюссельдорфе пришли 8000 зрителей! Вот свидетельство популярности!

В июне Пугачева собрала в Петербурге два Ледовых дворца — 22 000 человек! Она собрала дворцы спорта в Оренбурге, Новосибирске, Ростове! Вот это — объективное голосование за артиста. И никакого другого не существует.

«Т. З.»: — То есть для вас Алла — номер один?

М. Г.: — Для меня Алла вообще в принципе номер один!

Ротару подставили организаторы

«Т. З.»: — Вы говорите, войны нет. Но ведь Ротару пыталась устроить свои концерты в Германии одновременно с Пугачевой!

М. Г.: — Это организаторы, видимо, так хотели. Но, я думаю, София Михайловна объяснила им, что это — глупость. Ее тур будет в апреле. Он активно рекламируется.

«Т. З.»: — А зачем организаторам сталкивать лбами звезд?

М. Г.: — Это называется: що нэ зйим, то поднадкусую! «Вы не со мной едете? Так я у вас хоть немножко зрителей, но заберу!» Такая психология у организаторов! А артистам делить нечего. Хотя такого количества зрителей в Германии, как у Аллы, я в жизни не видел! Все билеты были распроданы! Это уникально! Мы все не знаем, чем гордиться, потому что биатлонисты промахнулись. Вот гордитесь Пугачевой!

«Т. З.»: — А вы следили за Олимпиадой?

М. Г.: — К сожалению, следил…

«Т. З.»: — А за кого болели?

М. Г.: — За Женю Плющенко. И за биатлонистов. Я был в шоке от такого количества биатлонных видов состязаний. Все думал: «Господи, когда этот биатлон закончится!» Я ждал, а они всё бегут и бегут, стреляют и стреляют. Бедные!..

«Т. З.»: — А вы тоже считаете, что Плющенко засудили?

М. Г.: — Я не специалист. Но все мои знакомые фигуристы говорят, что спортсмен, который прыгает четверной, не может быть хуже соперника, прыгающего тройной. Мне понравилось, как Женя катался. Но я хочу сказать, что серебряная медаль — это победа для человека, который три года вообще не участвовал ни в каких соревнованиях. Я вообще думал, что Женя рад. И не знал, что это — трагедия. По мне, вообще серебро — лучше золота. Золото пошловато немножко. А вот серебро — благородный металл.

«Т. З.»: — А Алла Борисовна за Олимпиадой следила?

М. Г.: — Мы одним глазом в Германии смотрели. А потом нам было уже не до спорта.

У нас с Аллой две тумбочки с деньгами. Залезаем в любую!

«Т. З.»: — Говорят, что Пугачева теряет голос и причиной тому — щитовидка…

М. Г.: — Алла выступала в Чернобыле, и это пагубно повлияло и на голос, и на щитовидку. Но это было в 86-м году. А че уж сейчас-то?

«Т. З.»: — Ну а вообще как ее самочувствие?

М. Г.: — Прекрасное! Не дождетесь! (Смеется.)

«Т. З.»: — Упаси боже!

М. Г.: — Тьфу, тьфу, тьфу…

«Т. З.»: — Правда, что она написала завещание, а Дени не упомянула?

М. Г.: — Я не знаю, как это придумали. В носу ковыряли, что ли?

«Т. З.»: — Руслан Байсаров якобы заявил: «Я не знаю, когда Алла последний раз виделась с внуком»…

М. Г.: — Неделю назад. Дени был у нас дома, потом они ходили в ресторан.

«Т. З.»: — У Кристины и Руслана все в порядке?

М. Г.: — Абсолютно. Проблем нет.

«Т. З.»: — А Дени с кем сейчас живет?

М. Г.: — Он с кем хочет, с тем и проводит время. Он абсолютно свободен в своем выборе.

У нас с Аллой — не дружба, а любовь!

«Т. З.»: — В Интернете пишут: «Судя по упорному нежеланию вести Аллу под венец, у них с Максимом — дружба!»

М. Г.: — Ого… Это неправильный вывод.

«Т. З.»: — Правильный — любовь?

М. Г.: — Ну конечно! Я же вам это говорил!

«Т. З.»: — Ну а свадьба может все-таки быть?

М. Г.: — Да в жизни может быть все что угодно! Господи! Но это же не значит, что это будет!

«Т. З.»: — Просто вы не торопитесь?

М. Г.: — Вам так хочется? Да? (Смеется.) Ну хорошо. Напишите: «Мы не торопимся!» Мы никуда не тор-р-ропимся! Н-да…

В моем замке хрен знает какой стиль!

«Т. З.»: — А правда, что Пугачева купила дом в Юрмале?

М. Г.: — Может, она скрыла покупку от меня? (Смеется.) Я бы знал. Алла бы мне сказала…

«Т. З.»: — А у вас как отношения в этом вопросе строятся? Тумбочка с деньгами общая?

М. Г.: — У нас две тумбочки. Но каждый может лезть в любую. (Смеется.) Такие большие у нас тумбочки, что уже не принципиально…

«Т. З.»: — Можно напроситься к вам в гости?

М. Г.: — Без фотокамеры? С удовольствием! Но я не склонен публиковать свои интерьеры.

«Т. З.»: — Вы народ не хотите раздражать?

М. Г.: — Да почему? (Смеется.) Просто это мое личное пространство. Если кому-то хочется представить, какой у меня дом, пусть представляют по-разному.

«Т. З.»: — Пишут, что ваши интерьеры в викторианском стиле стоят 30 миллионов евро!

М. Г.: — Господи! Да если бы мне кто-то дал 30 миллионов евро, я бы этот замок не строил. Как говорил Малыш: «Если я стою так много, нельзя ли получить хотя бы немножко наличными?» И я — не поклонник викторианского стиля.

«Т. З.»: — А какой у вас стиль?

М. Г.: — Да я не знаю. Мой стиль! Я смешал всё! Классика с эклектикой… Да хрен его знает, какой стиль!

«Т. З.»: — А правда, что спальню Пугачевой вы сделали в красных тонах?

М. Г.: — В замке есть спальня Пугачевой. Она почти закончена, там уже мебель. Но она не в красных тонах.

«Т. З.»: — А в каких?

М. Г.: — Вы в разведке не пытались работать? В тонах, которые любит Пугачева! В замке есть ее гардеробная, спальня, там много помещений.

Сколько у меня комнат, не знаю!

«Т. З.»: — А сколько у вас там комнат?

М. Г.: — Ой, много. Правда! Не знаю навскидку. Когда дом такой большой, уже все равно, сколько строить…

«Т. З.»: — Одной больше, одной меньше…

М. Г.: — В том-то и дело!

«Т. З.»: — Последний вопрос. Казино-то закрыли. Вы хоть где-нибудь играете?

М. Г.: — Нигде. Вообще. Да и до этого не сильно посещал.

 

Похожие записи: