В промежутке между Сумеречными фильмами ошеломляющий, горячий актер Роберт Паттинсон пробует себя в других сложных ролях. Неважно, какова история – ему нравится играть глубоких персонажей!

Сейчас, в Нью- Йорке, Роб рассказывает нам о том, что его Тайлер из новой романтической драмы, “Помни Меня”, ветреный студент из NYU, пытающийся справиться с потерей в семье и сталкивающийся с дочерью человека, повинного в его горестях, отражает его собственную необходимость вырасти и повзрослеть. Он признает, что он был «немного идиотом», когда был моложе и что его «актерская» чванливость доводила людей до белого каления!

Роберт признается, что он знал немало проблематичных подростков и действительно «понимает» это.

Главная героиня, «Оставшаяся в живых» Эмили де Рейвин, была очень впечатлена его игрой, утверждая, что он привнес «все эти сложные детали» в свою роль. Она думала: «как ему такие вещи приходят в голову»? Одной из этих «вещей» было в прямом смысле избиение себя на камеру в приступе разочарования…но момент был позже вырезан.

Роб говорит, что он был в восторге от возможности выбраться на некоторое время из бледного вампирского грима, но признает, что толпы, собиравшиеся в Нью-Йорке для того, что поглазеть на него, «сводили меня с ума» до тех пор, пока он не научился ментально их блокировать, чтобы получить возможность сфокусироваться на своем персонаже. Когда его спрашивают, не боится ли он и дальше играть задумчивых, обеспокоенных молодых людей, актер отшучивается тем, что «возможно я и есть обеспокоенный и страдающий».

TeenHollywood: Было ли участие в фильме, в котором тебе никого не надо было кусать, освежающим опытом?

Роберт: Ох, а я кусал людей в нем (смеется). Нет, неправда. Это другое кино. Я чувствую, что мне что-то недоставало. Это здорово. Это такое облегчение, когда не нужно таскать на себе весь этот грим. Это один из главнейших пунктов.

TeenHollywood: Чем вас привлекла роль Тайлера в этом фильме?

Роб: Я прочел его после первого Сумеречного фильма и мне он всегда нравился. Я всегда держал эту роль на задворках сознания, а потом у меня выпал шанс между съемками второй и третьей части; совсем небольшой перерыв, и только на то, чтобы снять определенный тип фильма. Я пытался запомнить все детали, которые вычитал, и получилось здорово.

Не нужно было никакого времени на подготовку, и в этом было что-то отличное от других. Это просто не вписывается в типичный подростковый фильм. Я никогда до этого не читал подобного сценария – он показался мне очень реалистичным – и я счел, что этот персонаж может быть мне доступен. Я всегда был соединен с ним и не понимаю, почему (смеется).

TeenHollywood: Твой персонаж не умеет контролировать гнев, он мучается и воюет с семьей. Сталкиваешься ли ты с чем-то подобным в своей жизни?

Роб: (смеется) Да нет вообще-то. Но, в то же время, я специально связался с теми, кто был нанят на роль семьи Тайлера. Я много знал ребят, которые были проблемными подростками, а когда встречаешь их семьи, то они тебе говорят «я не знаю, в чем его проблема». Все семьи кажутся милыми и заботящимися, а это остается неизвестным.

Есть такое большое количество энергии, которое вы не знаете, куда направить. Я думаю, что причина его проблем с отцом, а не с матерью заключается в том, что его мать была бы недостаточно сильной, чтобы с этим совладать. Если бы он резко начал на нее давить, она бы сдалась в отличие от Чарльза, его отца, который все еще борец, который не упускает случая дать ему отпор. Но я не думаю, что в этом аспекте у меня есть какие-то проблемы с самим собой.

TeenHollywood: Отношения между тобой и твоей младшей сестрой, которую исполнила Руби Джеринс, кажутся очень естественными. Можешь рассказать нам о работе с ней и о том, как вы добились такой достоверности?

Роб: Да. Она потрясающая. Буквально с первого дня она была абсолютно расслаблена со мной. Я помню, как мы сидели с Аланом, Эмили и Руби и обсуждали свои взаимоотношения, и я спросил ее – чисто из вежливости – «как ты думаешь, что бы Каролина (твоя героиня) подумала бы?» А она ответила «ну» и разразилась целой тирадой о предыстории своей героини, и мне подумалось «ох, ладно. Я больше не буду тебя опекать» (смеется он). Но, более того, она потрясающий импровизатор и абсолютно свободно себя чувствует. Она так же не создается впечатление «актерского» ребенка, что мне очень понравилось. Каждый раз, когда мне приходилось с ней работать, я был уверен, что мне не нужно было волноваться ни о чем. Я просто смотрел на нее – и мне всегда становилось интересно то, что она делает.

TeenHollywood: Ты исполнил роль студента NYU и квартира – и окружающие ее места – кажутся очень реалистичными. Как повлияло на твою работу съемки в настоящих местах?

Роб: Я всегда чувствовал, была ли эта квартира типичной для студента NYU (ух ты!). Он живет в East Village в довольно хороших апартаментах, в которых царит бардак. Мне всегда казалось, что это как-то слишком. (Мне) казалось, что это квартира на миллион долларов.

Но это помогало. Прежде, чем отправиться в Нью-Йорк, я думал, что все будет просто, что я смогу просто побродить там и понабраться Нью-Йоркской манерности, а в конце концов все это стало еще большим цирком, чем я предполагал (смеется). Но да, это действительно (помогло).

(Это помогло), особенно во время съемок в NYU. Я знал нескольких людей, которые тоже туда ходили, так что было полегче, а еще очень помог сценарий; потому что вы частенько видите фильмы о колледже, в которых воняет пивом и кажется «что так не бывает». Может, так оно и есть. Не имею понятия (смеется).

TeenHollywood: Сложно было вжиться в персонажа со всем фанатским безумием, разразившимся в Нью-Йорке?

Роб: Что-то вроде того. В начале – точно. А потом, уже на полпути, я словно получил озарение. Не знаю, что произошло, но я вдруг научился все блокировать. Но в самом начале это сводило меня с ума, особенно когда речь идет о потерянном персонаже, пытающимся что-то отыскать, и ты не можешь поднять взгляд, потому что это приводит к усилению скорости щелкания затворами камер, и ты не можешь ни улыбнуться, ни вести себя нормально; остается лишь пытаться быть более дисциплинированным.

TeenHollywood: Что ты думаешь, когда люди говорят, что ты им напоминаешь Джеймса Дина?

Роб: Не думаю, что это плохо. А вы? В смысле, это же здорово! Не знаю, как они, а я считаю, что Джеймс Дин был одним из самых влиятельных молодых парней, особенно актеров, за последние пятьдесят лет – и мне не стыдно сказать «да, он очень на меня повлиял».

TeenHollywood: У твоего персонажа есть несколько сходств с Эдвардом Калленом. Не обеспокоен ли ты штампом страдающего и израненного героя?

Роб: Возможно, я и есть страдающий и обеспокоенный. Я только начал это понимать. Нет, я не такой. Стоит лишь делать маленькие шажки. Я всегда знаю, как люди увидят то или иное, так что приходится идти наполовину. Если бы я исполнял роль 400 фунтовой (прим. Пер: около 182 кг) женщины, люди точно бы это судили более строго чем тех, кто исполнял такие роли на протяжение двадцати лет. Со всеми своими проектами я собираюсь делать крохотные шаги по направлению к другим горизонтам. То, чем я занят сейчас (Милый Друг) сильно отличается, но, в то же самое время, он наполнен глубиной. Это мне и нравится в персонажах.

TeenHollywood: Оценивают ли люди твою работу по-другому после Сумеречных фильмов?

Роберт: Да, думаю, люди стали судить меня по-другому после Сумеречных фильмов. Они видят это по-иному, но я ничего с этим поделать не могу. Правда, я сейчас это чаще принимаю во внимание, чем раньше. Во время съемок о Дали (Мелкие Останки), мне казалось, что никто этого не увидит.

Все действительно становится другим, когда думаешь, что снимаешься в фильме, который не видит никто; ты не боишься экспериментировать.

TeenHollywood: Тебе кажется, что ты смог все это перенести в свою роль в Помни Меня?

Роб: Не знаю. Не знаю, в чем заключается мое «все это». Я всегда чувствовал связь с персонажем, с самого начала, когда я прочел сценарий.

TeenHollywood: Как так? В этом фильме мы сталкиваемся со случайной жестокостью. Были ли в твоем прошлом нечто, что ты бы мог сюда донести?

Роб: Нет. Это больше сводится к реакциям после (ярости). К тому, как он справляется с разными происшествиями. Некоторые мелкие отрывки были вырезаны, но я помню, как после первой драки с персонажем Криса Купера его мать сказала: «тебе нужно засудить полицию», а я ответил: «за что?». Ему на все наплевать. «По крайней мере получишь извинения», на что я ответил: «Не думаю, что ты можешь засудить полицию ради извинения».

У него подход к жизни уставшего человека, даже несмотря на то, что это он является тем, кого покалечили. Я всегда на это ссылался. Я не копался в прошлом и не искал накопленной злости. Его проявления ярость крайне нелогичны. Они не направлены против каких-то устоявшихся правил. Я ссылался и на это. Когда вас накрывает волна ярости, почти всегда неизбежно, что она затронет не те цели, что создает вам еще больше проблем. Так что лучше держать ее под замком всегда.

TeenHollywood: Большая часть этой злости направлена на персонаж отца, который исполняет Пирс Броснан. Каково было играть с ним? И схожи ли ваши отношения с твоим отцом с этим?

Роб: (смеется). Мои отношения с отцом как раз не похожи на это. Что касается Пирса, его роль была более контролирующей. Он был просто невероятно высокомерен по сценарию. А Пирс, который кажется вполне приятным парнем, прочитав сценарий, заявил, что «Он не ужасный человек. Он не монстр!» – и это в корне поменяло его отношения с Тайлером. Вы будете видеть парня, про которого зрители скажут «а он ничего», что довольно интересно.

Тайлер не борется против чего-либо. Он атакует лишь потому, что знает, что его могут атаковать и он будет так стоять и после, но Пирс был шикарен. Я не имел представления, кого они назначат на эту роль и когда (они мне сказали), я отреагировал: «за ним тяжеловато будет угнаться». Но, я думаю, он просто идеально подошел.

TeenHollywood: Понравились ли тебе сцены драк? Игра не с помощью слов, а с помощью кулаков?

Роб: Да, очень. Это так отличается. Я таким в жизни не занимаюсь, так что они во многом слабоваты.

TeenHollywood: Страшно ли было играть с Крисом Купером, исполнявшего роль жестокого папы персонажа Эмили?

Роб: Да. Не знаю, как бы я себя чувствовал, если бы и вправду пришлось драться. Он меня постоянно избивал (смеется). Но да, это было довольно-таки страшно. Тяжело играть сцену с удушением. Сложно делать вид, что это действительно происходит, потому что он неплохо это делал, знаете ли. Если тебя просто душат, то ничего на самом деле не случается. Ты просто стоишь и все. Я пытался экспериментировать над собой прямо перед съемками этой сцены. Не знаю точно, как должно выглядеть лицо, когда тебя душат.

TeenHollywood: Участвовал ли ты в драках раньше?

Роб: Ну, было дело, меня пару раз побили. Я был немного идиотом, когда был помоложе. Всегда был неспровоцированным, по крайней мере с моей точки зрения. После того, как я начал играть, мне нравилось вести себя как актер, что провоцировало людей на надирание моего зада.

TeenHollywood: Пострадал ли ты при съемках сцен драк?

Роб: Нет, совсем нет. Единственный момент, когда я немного ударился, был вырезан из фильма, когда я вышел из себя после того, как продемонстрировал собственную некомпетентность в драке. Ты влезаешь в большую драку, а выходишь абсолютно измочаленным своим соперником. Во всей этой суматохе я умудрился хорошенько стукнуться, но они вырезали это в итоге. Я так сильно ударился, что у меня все болело до самого конца съемки. Это было самой глупой вещью, которую я когда-либо делал (смеется).

TeenHollywood: Когда ты вышел из себя в школьной комнате – это тоже выглядело устрашающе. Молоденькая актриса позади тебя выглядела крайне напуганной.

Роб: Был один дубль из этой сцены, который им пришлось вырезать, потому что меня можно было бы посадить не только за вандализм, но и за насилие над детьми, так как я крутанул стол и он перевернулся, а она выбежала из класса (смеется), и мне нужно было продолжать эту сцену, на что я подумал: «Боже, меня вообще-то за такое и арестовать могут». Это было здорово! Она выглядела совершенно запуганной после этого, что достаточно забавно.

TeenHollywood: Были ли проблемы с Бронкским акцентом Нью-Йорка?

Роб: Я вырос на американских фильмах. Я учился, как играть, просматривая больше американских, чем английский фильмов, так что я чувствую себя гораздо более комфортно, разговаривая с американским акцентом. Он мне кажется более настоящим.

TeenHollywood: В Сумеречной Саге тебе приходится работать с коллегами младше тебя. Помимо Эмили, в этом фильме все тебя немного постарше. Насколько отличается работа с актерами более взрослыми?

Роб: Да, отличается и во многом, потому что при работе с юными ребятами ты чувствуешь, что словно отправляешься с ними в путешествие. Все кажется свежим. А когда ты работаешь с более опытными людьми, ты понимаешь, насколько четко они видят то, что они хотят сделать или принести в фильм с самого начала, что во многих случаях очень здорово. Более того, они в то же время и очень жаждущие. Крис [Купер] и я переписывали сцену, где мы деремся во время перерыва на ланч. Я никогда еще не работал с кем-то, кто был бы так привязан к тому, что он хочет сделать. Это здорово, в любом случае.

 

 

Источник: http://www.eclipse-sumerki.ru

Похожие записи: